Меню
16+

«Маяк Севера» – общественно-политическая газета Туруханского района Красноярского края

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 08.07.2020 г.

ИЗ ИСТОРИИ ЗЕМЛИ ТУРУХАНСКОЙ

Автор: Татьяна Сергиенко

Сегодня в гостях у «Страниц истории земли Туруханской» Борис Евлампиевич РЫЧКОВ.

Читатели альманаха «Я здесь живу и край мне этот дорог», выпускавшегося дважды к юбилею Туруханского района, знают его как автора статьи «Туруханские картинки». Действительно, судьба Бориса Евлампиевича, живущего в городе Донецк, на прямую связана с Туруханском.

Его предок, Михаил Иванович Суслов, долгое время был священником и благочинным Туруханского края. Свою верную жену он встретил тоже на туруханской земле. А потомки их детей до сих пор служат и работают на благо России. И они, и мы отдаем долг памяти в год 75-летия Победы не только солдатам, но и мирным гражданам, отдавшим свои жизни в трудные военные годы. Одним из таких имен в истории нашей Родины стала Александра Михайловна СУСЛОВА (в замужестве Рычкова).

Дадим слово Борису Евлампиевичу: «На сайте «Блокада» (том 6) опубликована такая запись: «Рычкова Александра Михайловна 1883 г.р. Ленинград, Гаванская улица, д. 8, кв. 35. Пискаревское кладбище. Февраль 1942 г.».

Ленинградский военный порт – последнее место ее службы, а до этого были школы Усть-Каменогорска, Барнаула, церковно-приходские училища Сибири. С будущим мужем молодая учительница познакомилась, когда ее направили на 1903-1904 учебный год в Туруханскую школу. С начала августа в селе Монастырском (ныне с. Туруханск) пребывал проездом бывший псаломщик Нижне-Заимской церкви Канского уезда Константин Михайлович Рычков, назначенный псаломщиком в Тазовскую церковь.

В селе Монастырском пришлось ему надолго задержаться из-за невозможности попасть в Тазовское в это время года. В одном из отчетов священник Суслов писал: «Сухопутное движение здесь летом невозможно по отсутствию даже грунтовых дорог. Болотистая почва изобилует озерами, реками и ручьями весной и во время короткого лета разливающимися в непроходимые трясины, по которым невозможно доехать, пока зима не скует и воду, и землю, давая возможность ехать на лошадях, оленях и собаках».

Высокая и стройная, с копной отливающих синевой от черноты волос, носящая пенсне, с хорошо поставленным голосом и прекрасной дикцией двадцатилетняя учительница, не могла не понравиться молодому псаломщику. Сошлись они и в мировоззрении: по свойственному для юности самопожертвованию и бескорыстии ради выбранного жизненного пути — обучению грамоте любознательных и добрых сибирских ребятишек.

Следующим летом в селе Монастырском состоялась свадьба и молодожены отправились в свадебное путешествие… нет, не в Испанию, чтобы погреться, как это случается в наши дни, а по замерзшим топям и болотам на нартах в оленьей упряжке в Тазовский приход, простирающийся до самого Ледовитого океана. Там и начался 1904-1905 учебный год в местной, открытой ими же школе, где оба безвозмездно учили читать и писать тамошних мальчишек и девчонок, добиваясь от епархиального начальства оснащения школы необходимыми учебными и наглядными пособиями.

Летом 1905 года в семье появился Волька, первенец и пришлось перебираться в Усть-Каменогорск – на родину Константина, где раскрылся его талант журналиста, он учредил газету «Прииртышский край», которую сам и редактировал. В отделе периодики библиотеки имени Ленина, расположенном в Химках, мне посчастливилось держать номера, отпечатанные на коричневой оберточной бумаге. Автор аналитических статей и он же редактор, со свойственной ему напористостью резко критикует власти за несправедливое обезземеливание местного населения в пользу переселенцев из центральных местностей России. Мог ли генерал-губернатор Степного края стерпеть эту критику? Вопрос риторический! «Воспретить пребывание в Степном крае Рычкова», таков был его вердикт.

Помимо публикаций в собственной газете, Константин Рычков высылает материалы в журнал «Сибирские вопросы», где они регулярно помещаются. Редактировал журнал Петр Михайлович Головачев, высоко оценивший журналистский дар и склонность Рычкова к изучению языка, культа, рода, численности, условий жизни и вымирания тунгусского населения. Как прозорливый человек, П.М. Головачев рекомендовал Рычкова для работы в музее Антропологии и Этнографии непременному (в 1904-1929г.г.) секретарю Российской академии наук С.Ф. Ольденбургу.

«Теперь мне представляется возможность продолжать изыскания над восточными тунгусами и, таким образом, завершить дело тунгусоведения» — благодарит в своем письме С.Ф. Ольденбурга Константин Михайлович Рычков.

И начались, по заданию Академии Наук, многомесячные экспедиции по бескрайнему Туруханскому благочинию. В начале 1909 года в путь отправились всей семьей, включая трехлетнего Вольку и, появившуюся на свет в августе 1908 года Галочку. Помимо трудностей передвижения с родными крошками: нарты, олени, собаки, пришлось пережить ужасы, навеянные событиями, связанными с Туруханским бунтом. Вот как об этом рассказывает Рычков: «28 января на ст. Волочанка неожиданно нагрянула шайка ссыльных, ограбив товар у торгующего якута Войлочникова, в доме которого я помещался с женой (еще и двое детишек). Разбойники начали зверски истязать его, бить, колоть ножом, отрезать уши и пр., требуя выдачи денег, и затем зарезали его.

После этого потребовали от меня «казенных денег». Жена, напуганная, поспешила достать имевшиеся у нас деньги, которые я передал разбойникам, заявив, что отдаю свои и никаких «казенных денег» у меня нет. Жена Войлочникова и та убежала. Я остался у трупа один с семьей… 14 февраля с Хатанги через ст. Волочанку возвращался отряд солдат с пойманными преступниками. Не имея другого выхода из своего положения, я попросил бывшего пристава Булевского, сопровождавшего отряд, вывезти меня с семьей из тундры…»

Читателю, а тем более читательнице, совсем нетрудно представить, что пережила мать крошек при виде этой страшной картины. Сама, оставшаяся в годовалом возрасте без материнского тепла и ласки, воспитанная доброй души монахинями, обладала особо обостренным чувством тревоги за жизнь и здоровье собственных детишек. На семейном совете решили больше не подвергаться таким рискам, а вести размеренный оседлый образ жизни. На любую работу, в любом месте согласна, подвергшаяся стрессу, молодая мама.

Н.А. Предтеченская, сотрудница музея из Дудинки, обнаружила в Красноярском архиве личное дело учительницы А.М. Рычковой. Привожу выдержку из ее обращения, содержащегося в этом деле: «Директору Народных Училищ Енисейской губернии домашней учительницы Александры Михайловны Рычковой. Прошение. Вашего личного позволения, честь имею почтительнейше просить Вас, Ваше Высокородие, настоящим прошением, назначить меня в одну из подведомственных школ по Вашему усмотрению…»

Место быстро предложили, Александру Михайловну направили в Ново-Михайловское училище Красноярского уезда. Шел 1909 -1910 учебный год.

Что-то подобное событиям на ст. Волочанка могло произойти и в период колчаковщины. Александре Михайловне с детьми срочно пришлось покидать Барнаул и укрываться в деревне от преследований белогвардейцев. Тем временем председатель колчаковской Алтайской следственной комиссии в своем секретном донесении указывал: «…принять самые решительные меры к розыску и задержанию К.М. Рычкова и доставку его в комиссию», как игравшего видную роль при власти большевиков в Барнауле.

А Рычков в это время не сидел без дела. Со свойственным ему энтузиазмом активно боролся с белогвардейцами по защите Советской власти на различных должностях. Кем только он не был: член Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета Советов рабочих и крестьянских депутатов II-го созыва, председатель Революционного Военно-полевого Трибунала Южного фронта, начальник чрезвычайной военной экспедиции Сибири, направленный Центром в Уфу для организации телеграфного агентства и заведующий отделом внешних связей Башкирии.

И вот снова Усть-Каменогорск. На партийной конференции его вводят в состав уездного комитета партии, избирают председателем уездного исполкома, правой рукой лидера большевиков – Павла Петровича Бажова (Бахеева) – будущего уральского сказочника. Приходится только дивиться невероятному переплетению судеб: собиратель и переводчик на русский язык тунгусских сказок строит советскую власть вместе с будущим всемирно известным сказителем! А тем временем Центр поручает уже смертельно больному Рычкову совместно с группой ответственных работников установление военной границы с Китаем. 27 ноября 1923 года Александра Михайловна овдовела: муж на 42 году жизни скончался от туберкулеза легких.

Семья перебралась в Ленинград. Здесь сын Всеволод окончил Восточный институт, получив специальность военно-морского переводчика с французского и турецкого, а дочь Александра – электромеханический техникум. Затем она была направлена техником на завод имени Козицкого, впоследствии выпускавшего телевизоры «Электрон».

На Пискаревском кладбище спит мирным сном потомственная сибирячка Александра Михайловна Рычкова (Суслова), родившаяся в г. Туруханске (ныне д. Старо-Туруханск), женщина, посвятившая свою жизнь воспитанию и обучению детей».

Александре Сусловой и многим тысячам известных и безвестных героев посвятила свое стихотворение Ольга Бергольц:

«Здесь лежат ленинградцы.

Здесь горожане — мужчины, женщины, дети.

Рядом с ними солдаты-красноармейцы.

Всею жизнью своею

Они защищали тебя, Ленинград,

Колыбель революции.

Их имён благородных мы здесь перечислить не сможем,

Так их много под вечной охраной гранита.

Но знай, внимающий этим камням:

Никто не забыт и ничто не забыто»

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

10