Меню
16+

«Маяк Севера» – общественно-политическая газета Туруханского района Красноярского края

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 74 от 30.10.2020 г.

ТРИ СУДЬБЫ: ПУТИ И РАЗЛУКИ

Умение шагать, не зная куда, не дается от рождения. Даже делая свой первый шаг, маленький человек тянет руки и идет к тому предмету, который его привлекает. Чаще всего не по своей воле человек сталкивается с неизвестностью, ломает его дорожку чужая воля, приневоленный, он начинает делить свою жизнь на до и после.

У первого героя нашей статьи – Шаласуя Магомедовича Шаласуева – за чертой судьбы осталось счастливое детство в солнечном Дагестане, студенчество в Московском университете имени И.В. Сталина на естественно-биологическом факультете, первая любовь.

После ареста – 10 лет колымских лагерей. Потом страшное наказание: 72 часа простоял в холодной камере, после которого он себя не узнал – выпали волосы, он сильно постарел. Тогда, чтобы поменьше давали трудовую норму в лагере, прибавил годы. Но срок выдержал, вернулся на родину, в Дагестан, где решил написать просьбу о пересмотре дела.

Результат не заставил себя ждать – новый срок, теперь ссылка – Красноярский край, Туруханский район, д. Бахта. Так будущий врач-микробиолог стал пастухом. И только острая необходимость в фельдшере заставила власти назначить его заведующим фельдшерско-акушерским пунктом (ФАП).

В 1956 году Шаласуя Магомедовича реабилитировали и перевели заведовать ФАП в деревне Костино Туруханского района. С основным потоком репрессированных он не уехал, а женился и остался там работать. Но спокойная жизнь заканчивается в 1967 году, когда после несчастного случая он уже не может заниматься любимым делом. Затем длительное лечение в Красноярске и Москве, инвалидность. Его жизненный путь закончился 23 декабря 1972 года в доме-интернате с. Маклаково Красноярского края.

Свобода оставаться собой была отобрана советским государством и у Ады Александровны Федерольф-Шкодиной, родившейся в 1902 году в городе Седлец (Польша) в семье доктора медицины. До 1938 года жизнь красивой и любимой женщины в Лондоне (первый муж – англичанин по фамилии Босток) и Москве (второй муж – русский по фамилии Шкодин), после арест органами НКВД г. Москвы и приговор Особого совещания на 8 лет исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ).

У нее была надежда, отбыв срок наказания в 1946 году, вернуться к нормальной жизни, преподавать английский язык и снова почувствовать себя женщиной.

Действительно, только стала налаживаться ее рязанская жизнь, как грянул повторный арест в 1948 году и статья за шпионаж в пользу Англии. В камере рязанской тюрьмы она познакомилась с человеком, который поддержит ее в этой беде, а она останется с Ариадной Сергеевной Эфрон до конца ее жизни, пройдет с ней северную ссылку в селе Ново-Туруханске (ныне село Туруханск) Красноярского края с 1949 по 1954 годы.

С 1955 года она, урожденная Федерольф, оставила себе фамилию второго мужа Шкодина – в память о человеке, с которым ее разлучили навсегда. Чуть позже Ада Александровна получила от государства полную реабилитацию и прожила рядом со своей подругой до ее последнего дня.

Марина Цветаева о таких людях написала, что «героизм души – жизнь». Вторую часть ее строки «героизм тела – смерть» соотнес с собой Виктор Савельевич Крамаров, выпускник юридического факультета Киевского института народного хозяйства, адвокат и юрисконсульт. Он и его семья были разделены майским заседанием Особого совещания при НКВД СССР – и те же 8 лет ИТЛ, что у Ады Федерольф-Шкодиной.

Только после срока он не вернулся домой, а работал юрисконсультом в конторе «Заготзерно» и на фаянсовом заводе имени Калинина в городе Бийске Алтайского края. Директор завода в служебной характеристике называет Виктора Савельевича квалифицированным юристом с большим практическим опытом и теоретическими знаниями, оказывавшим безвозмездную юридическую помощь рабочим завода.

Как гром среди ясного неба грянул повторный арест.

В июне 1950 года он был приговорен уже Особым совещанием при МГБ СССР к ссылке на поселение в Красноярский край (Туруханский район) за участие в меньшевистской эсеровской организации. Жизнь его, пятидесятилетнего, в Туруханске спряталась между двумя датами – прибытием 28 августа 1950 года и смертью (удушение через повешение) 28 марта 1951 года, о чем в книге записей гражданского состояния произведена соответствующая запись за № 15. Для сына, заслуженного артиста СССР Савелия Викторовича Крамарова, он вернулся к жизни 8 июня 1956 года, когда был реабилитирован Военным трибуналом Московского военного округа.

И таких судеб даже не десятки тысяч – миллионы. Миллионы сломанных судеб, миллионы отравленных душ, миллионы разлетевшихся на осколки надежд. Накопленное годами горе переполняет до сих пор чашу скорби о несбывшихся радостях, не рожденных детях, об опустевшей без этих миллионов родной земле.

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, нельзя забывать и о тех, кто был посажен за колоски, за мешочек муки, припасенный для голодных ртов, осужденных за опоздание на работу, о тех, кто не дожил в тюрьме до приговора и был погребен без срока и до срока.

Памятный крест, установленный в 2015 году потомками ссыльных на берегу Нижней Тунгуски, для всех туруханцев пусть будет символом страданий живших в те грозные годы. Надпись на металлической табличке гласит: «Всем невинно погибшим десяткам и сотням тысяч врагов народа 1930–1940 годов от тоталитарного советского режима. В этой туруханской земле похоронены крестьяне, ссыльные Тукуреевы и Переверзевы. Вечная память. Помним. Любим. Скорбим. От внуков и правнуков». Пусть и для нас этот крест станет вечной памятью о родных и близких, о далеких и неизвестных нам людях, изменивших будущее, о людях, сохранивших любовь к Родине и своей семье.

Татьяна СЕРГИЕНКО

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

10