Меню
16+

«Маяк Севера» – общественно-политическая газета Туруханского района Красноярского края

Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 55 от 25.09.2019 г.

Сказка о настоящей любви

Автор: Мария Абаева

1 октября в России празднуется День пожилого человека. В преддверии праздника мне очень бы хотелось рассказать о своих родителях и тем самым поздравить их.

Все люди, старые и малые, романтичные и циничные, где-то в глубине души любят сказки. А особенно сказки о любви. И часто сказки начинаются со слов «жили-были…»

Жили-были в довольно уже таки далекие времена двое людей – Саша АБАЕВ и Люда ВОРОШИЛИНА. Он – молодой человек, посвятивший свою жизнь природе нашего района – работник лесного хозяйства, рыбак и охотник. Компанейский парень с шикарной гривой волос, которую многие до сих пор помнят. Она – красивая девушка с характером, отправившаяся вместе с подругами в далекое путешествие на планируемое строительство Тунгуской ГЭС из Оренбургской области.

На порог уже просился 1985 год, когда они познакомились. В Туруханске того времени кипела жизнь – геологи, лесопункты, приток новых людей. И в этом бурном течении жизни они нашли друг друга. Нашли и решили, что хотят пожениться. Так 16 февраля 1985 года они создали новую ячейку общества. Саше тогда было 33, а Людмиле – 27. Люда была девушкой городской, многое из реалий сельской жизни было ей непонятно и чуждо. Но Саша, несмотря на свой вспыльчивый характер, был по-своему терпелив и объяснял молодой жене тонкости и премудрости быта в нашем селе. Были, как у всех и ссоры, но они очень быстро сходили на нет. Оно и до сих пор так – поругаются, пошумят, а через полчаса уже спокойно пьют чай, словно и не было ничего.

В 1988 году Саша и Люда стали родителями. У них появилась дочь. Если бы родился сын, наверное, Саша бы до последнего бился за имя «Иван», поскольку сам он Александр Иванович. А для девочки он предлагал самые разные имена. Мне запомнилось имя «Радмила», однако Люда всю свою жизнь, как это бывает у женщин, знала, что ее дочь будет Мария. Так она и сказала Саше: «А давай дочь Машей назовем?». Саша подумал, попробовал на язык, что говорится, это имя и согласился. Так их дочь назвали Марией.

До моего рождения и пока я была совсем маленькая, Саша и Люда держали хозяйство – кроликов, свиней. Саша так и работал в лесхозе, часто уезжал в лес на несколько дней, поэтому иной раз заботы о хозяйстве и маленькой Маше полностью ложились на Люду. Мне помнится, как отец приезжал из леса – весь пропахший соляркой, деревом и чем-то таким непонятным, насквозь лесным. Если на улице была зима, то папа очень напоминал деда Мороза, ибо борода белела.

До развала союза я помню, как мы ездили в отпуск к маме на родину, в город Орск. Там совершенно иной климат, поэтому у дедушки и бабушки был сад. Сам сад я плохо помню, но помню, как у самого входа рос абрикос, а сами плоды лежали прямо на земле. Я все норовила их поднять и утянуть в рот, а дедушка срывал мне прямо с веток, но они были не такими вкусными, как на земле. После 1991 года в отпуск ездить возможности больше не было – наступило тяжелое время не только для нашей семьи, но и для всей страны в целом. Однако, Саше и Людмиле удалось не только сохранить семью, хотя практика разводов в то время была весьма распространена, но и увеличить ее – в 1993 году в нашей семье появилась Елена, моя младшая сестра.

Тяжело было во всех организациях – появились так называемые отоварки, талоны на некоторые продукты, зарплату деньгами давали далеко не всем и не всегда. Многие люди начинали употреблять алкоголь, погружаясь в пучину отчаяния. У некоторых просто опускались руки. Но Саша и Люда не сдавались. Для того, чтоб дети росли здоровыми, они завели коз. Первой была белоснежная коза с аккуратными рожками, которую назвали Люсей. Эта забавная козочка ходила за отцом хвостиком, даже в магазин сопровождала. Все собаки окрестности очень быстро поняли, что с этой козой лучше не связываться, иначе рогами она стукнет так, что мало не покажется. Поскольку Маша была уже барышня большая, летом родители ездили на покос, оставляя иногда детей дома.

Папа часто повторяет до сих пор – чтобы ребенок не вырос черствым, дома должно быть какое-нибудь животное. Поэтому собаки и кошки в доме и дворе были всегда. Однако, бывали у нас и совсем не домашние питомцы. Так, однажды отец вернулся с весновки со странным ящичком, что некоторые использовали для инструментов – его изготавливали самостоятельно с ручкой для носки наверху. Само возвращение отца – это уже праздник, ведь для детей время идет по-другому – и совершенно не важно, сколько папа отсутствовал. Папа всегда привозил с весновки разные интересные вещи – уток разных цветов, рыбу, которая тогда казалась просто огромной, шкурки животных, которые он именовал «кондрат». А в этот раз в этом ящике папа привез живую утку. Бедный чирок угодил в сеть, где его лапку пережало тонкой ниткой. Позже его стопа отсохла и отпала. Утки и так забавно ходят, а этот Утаки, как назвал его отец, еще и хромал. Несмотря на свой скромный размер, он умудрился запугать здорового кота Рыжика, оттрепав того в какой-то момент за усы и уши. После Утаки родители привезли совсем крохотного зайчонка, пойманного на покосе. Зайчишка был настолько мал, что его сначала кормили со шприца молоком, только потом он начал самостоятельно есть траву. А однажды я сама принесла в дом вороненка. Ворона прожила у нас в сарае все лето, а осенью, когда начало холодать, упорхнула вместе со своими родичами в неизвестном направлении. Мне кажется, что именно такой папин взгляд на воспитание детей позволил нам с сестрой вырасти людьми, склонными к состраданию, способными заботиться о своих ближних.

Девяностые закончились, наступили нулевые. Постепенно жизнь стала налаживаться. Появилась стабильность, уверенность в завтрашнем дне. Однако, девяностые оставили на Саше и Люде свой след – появилась седина в волосах, задорный блеск в глазах стал реже появляться. Но любовь они смогли сохранить, несмотря на все тяготы семейной жизни. Пусть реже стали теплые слова между ними, но забота и нежность остались.

Постепенно пришло в упадок лесное хозяйство, исчезла своеобразная романтика в работе. Все это постепенно сказывалось на Саше – ведь он всей душой любил и по сей день любит лес. Незаметно подошла пенсия, а ведь только недавно старшая дочь закончила школу… Чуть позже на заслуженный отдых ушла и Людмила. Казалось бы, вот она – спокойная старость – дети отучились, уже появились внуки. Однако, и по сей день Саша и Люда отказываются стареть. Да, уже не так сильны руки, не такое острое зрение, но есть еще задор в сердцах. И жива по-прежнему их любовь, такая северная, с зимними ветрами за окном и треском дров в печи, с запахом свежего хлеба и свежеспиленной древесины, с бурными эмоциями и тревогой друг за друга. На следующий год они отпразднуют 35 лет с момента их свадьбы. Это немалый срок, говорящий о многом. Как в сказке – они живут долго и, пусть не всегда, но счастливо.

И когда на календаре уже совсем близко День пожилого человека, искренне хочется поздравить не только чету АБАЕВЫХ, но и всех тех, чьи юность и молодость протекали в славном советском прошлом. Искренне от всей души хочется пожелать здоровья, ведь оно такое хрупкое, долголетия, тепла и понимания в семье, близких людей рядом!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

26